Долгострои «по-медвежьи»

+ 3
+ 0

Ах, до чего же трудно быть постоянно у власти! Когда четко выстроена двух-трех-четыре-пятипартийная система, время от времени надо уходить в оппозицию. Хотя бы для того, чтобы проветривать партийные мозги - и соответствовать времени. А когда всегда одно и то же: «Наша сила - в единстве!», «Больше дела - меньше слов», любой избиратель взбесится.

И чем дольше ты у власти, тем менее эффективно любое управление. Строительство - одна из классических «черных дыр» любой закостенелой власти...

Бетонно-позавчерашнее

В Сургуте давным-давно перемешалось в единую заплесневелую субстанцию партийное и административное. С одной стороны - «Единой России» девятый год, с другой - сидоровское правление продолжалось двадцать лет без малого, да и по сей день команда прежнего градоначальника рулит. Только успевай из-под административных колес уворачиваться. Прямое следствие закостенелых приемчиков из советского прошлого - незавершенные объекты то тут, то там. То уродливая загогулина недостроенного и по сей день Дворца бракосочетаний, то медицинские корпуса, которые так никто и не закончил в сургутском редколесье. Вбухали десятки и сотни миллионов бюджетных рублей - и вот они зияют оконными проемами, ржавой арматурой, покрывающимися грибком в вечной северной влажности перекрытиями.

А набережная Саймы возле университета? О, это отдельная долгостройная ода, которая не вызывает иных ощущений, кроме многолетней неловкости. Это как же надо не уважать собственный город, чтобы лет за двадцать так и не закончить самое элементарное - и действительно нужное.

Теперь давайте посчитаем. Средняя временная цена любого сургутского долгостроя - примерно от 6 до 10 лет (и это самый оптимистический сценарий - есть варианты по 20 - 25 лет - примите и распишитесь). Сегодняшняя годовая инфляция - на уровне 13%. Еще 10 - 12 лет назад она была примерно вдвое больше. Не ошибемся, если назовем среднюю стоимость годового обесценивания любой сургутской строительной «заморозки» примерно на 20% в год. О чем это говорит? О том, что уже через пять лет стоимость незавершенного строительства где-то удваивается. Через десять лет - утраивается. Через пятнадцать - четыре цены. Через двадцать - уже пятикратная стоимость.

Одним словом, любой сургутский долгострой - это, во-первых, закапывание очередных бюджетных миллионов в землю, а во-вторых, идеальная схема по дальнейшему распилу бабла по самым разнообразным заинтересованным карманам. Когда через 20 лет вы требуете в пять раз больше денег, чем в начале строительства, - о, это действительно круто. Когда, к примеру, доблестные представители Сургутской городской Думы на протяжении нескольких лет подряд буквально бьют себя пяткой в грудь, крича, что Дворец бракосочетаний вот-вот будет достроен (закроют внешний контур здания и прочее бла-бла-бла), я понимаю только одно: это самое единороссовское ж-ж-ж - очень даже неспроста.

Рецепт от «Сибпромстроя»

Между тем в нормальном строительстве, которое организовано ради извлечения нормальной прибыли, сам процесс появления на Сургутской земле новых зданий организован совершенно иначе. Та же компания «Сибпромстрой» поднимает 17-этажную панельную коробку примерно за 3 - 4 недели. За счет чего это происходит? На  своем заводе ЖБИ компания за счет изменения технологии делает свою бетонную плиту значительно тоньше. Процесс сборки зданий организуется в три смены, работа идет круглые сутки. Быстро подняли стены, быстро произвели отделку, быстро продали квартиры, быстро получили деньги - быстро начали строить новое здание.

Чем быстрее вы строите, тем меньше процесс зависит от инфляции, тем выше прибыль и оборачиваемость средств. Очень простая схема, предельно понятная и в высшей степени рациональная. В результате именно «Сибпромстрой» является крупнейшим застройщиком в Сургуте и поднимает здание за зданием в новых микрорайонах.

Ни один нормальный топ-менеджеер, который работает «с вала», не будет заинтересован в  том, чтобы незавершенный объект стоял, продуваемый всеми ветрами, на протяжении 15 - 20 лет - и не приносил прибыли. А дальше - дальше следует совершенно сакраментальный вопрос: почему же в городе, где власть - единороссовская, а мэр - глава местного отделения «медведей», такое количество замороженных объектов, и почему этот процесс никем не контролируется?

Рецепт от «медведей»

Ответ выглядит просто, как мычание. Вы можете зарабатывать «с вала», а можете - с отдельной сделки. И тогда для вас важны не столько объем продаж и быстрота оборачиваемости денег. Для вас важно, чтобы с каждой отдельно взятой сделки вы получали как можно больший процент. Отсюда в Сургуте такое количество долгостроя. Чем больше времени стоит недостроенный объект , тем больше гневных интервью для СМИ можно дать. Тем больше денег можно освоить из бюджета. Тем больший процент прилипнет с каждого последующего транша.

Вот почему нормальные стройки так быстро заканчиваются. Вот почему объекты с бюджетным финансированием так быстро становятся очередной «заморозкой».

Деньги не пахнут, не правда ли? Больше закопаешь - быстрее откатят.

 

Дормидонт Пиотровский

Назад

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить